Три женщины, казнённые в СССР

В СССР к высшей мере наказания было приговорено несколько женщин: правда, некоторым из них приговор в последний момент меняли на пожизенное. Однако трех преступниц все же казнили. За что же их расстреляли?

Тонька-пулеметчица

Антонина Макарова родилась в 1921 году на Смоленщине, в деревне Малая Волковка, в большой крестьянской семье Макара Парфёнова. Она носила фамилию отца, но «псевдоним» Макарова получила еще в школе: когда девочка пришла в первый класс школы, то из-за стеснительности не могла назвать ни имени, ни фамилии. Когда учительница в очередной раз ее переспросила, кто-то из одноклассников крикнул: «Да Макарова она!», имея в виду имя ее отца. Так и записали.

Одноклассники вспоминали, что у Тони в детстве была революционная героиня: Анка-пулеметчица. Окончив школу, Антонина отправилась учиться в Москву: там ее застало начало Великой Отечественной войны. На фронт девушка отправилась добровольцем, но послужить Родине толком не успела: она попала в Вяземскую операцию — печально известную битву под Москвойв которой советская армия потерпела сокрушительное поражение. Погибла целая часть: выжить удалось лишь Тоне и солдату по имени Николай Федчук. Несколько месяцев они скитались по лесам, пытаясь добраться до родной деревни Федчука. Питались буквально подножным кормом, спали на земле и, что вполне естественно, сблизились. Между молодыми людьми вспыхнули было чувства, однако когда до деревни солдата удалось-таки добраться, «походная жена» узнала, что у него вообще-то есть жена. Тоня оставила его с ней, а сама пошла дальше одна и вышла к селу Локоть, оккупированному немецкими захватчиками. Там и осталась.

Там она продолжила быть «походной женой» — на этот раз уже немецких, а не советских солдат. Много пила, часто кутила вместе с оккупантами. Часто Тоню насиловали — даже группами — предоставляя за это жилье и еду. По легенде, однажды Тоню напоили и положили к автомату «Максим», приказав стрелять по толпе пленных. Тоня, которая перед войной прошла не только курсы медсестер, но и пулеметчиц, не отказалась. С тех пор ее прозвали Тонькой-пулеметчицей и за регулярное жалование в 30 марок приказывали расстреливать людей. Причем всех без разбору: мужчин, женщин, детей и стариков. С детьми часто выходил промах: иногда пули пролетали над ними, и им удавалось выжить. Выживших детей вывозили из деревни вместе с трупами, и на местах захоронений их спасали партизаны. При этом немцы разрешали Макаровой забирать себе вещи убитых, что она и делала, отстирывая их от крови и зашивая дырки от пуль.

Так слухи о Тоньке-пулеметчице дошли до партизан, которые были возмущены предательством женщины-изверга. Они даже назначили награду за ее голову, но добраться до Макаровой им не удалось. Вплоть до 1943 года Антонина продолжала расстреливать людей. Потом, правда, советская армия добралась до Брянщины, и Антонине не поздоровилось бы, однако она очень «удачно» заразилась от кого-то сифилисом, и немцы направили ее в тыл, в госпиталь. Оттуда она сбежала, сумев раздобыть документы, доказывавшие, что все это время она якобы работала санитаркой в госпитале.