Зачем Сердце Российского Солдата Поместили В Банку И Скрывали Его Три Года?

Уже который год родители погибшего Саши Шерера пытаются восстановить справедливость и узнать всю правду о том, что же случилось с их 20-летним с сыном. Солдат был похоронен 4 года назад, но его разделённое на несколько частей сердце до сих пор хранится в консервных банках.

По сообщениям журналиста одного популярного издания Виктория Ивлёва, первым человеком, который узнал о случившемся была девушка солдата. Виктории пришло сообщения от сослуживца Александра, в котором он извинялся за то, что не успел попросить прощения у своего друга.

На дворе зима, февраль 2014 года. Девушка тотчас побежала к родным своего парня, а буквально через полчаса мать Александра стояла возле дверей местного военкомата, находящегося в Волгоградской области. Именно там она видела сына в последний раз. Когда военком прибыл, то на некоторое время говорил с человеком наедине в своём кабинете, а затем вышел и объявил:

— Вашего сына перевозят в Ростов.

— Живого? — спросила мать парня.

— Не совсем, — сказал военком.

Из полученной телеграммы стало ясно, что парень неожиданно скончался, а сейчас его перевозят в Ростов для экспертизы.

«Извещаем гражданина Шерера Е.В., а также гражданку Шерер Е.В., живущих в городе /…/ о том, что ваш сын Шерер Александр Евгеньевич погиб при исполнении воинского долга в результате внезапной смерти. После получения данной телеграммы прошу известить о месте захоронения солдата, которое выберут родные. Командир А. Рузинский».

Вот так и происходит: написано много, но всего пара слов о том, что умер солдат, а также о причинах смерти. Никто по-другому объяснить случившееся не мог.

Ни родители, ни девушка не могли поверить в то, что сильный и здоровый парень мог внезапно умереть. Плюс ко всему, Александр за несколько дней до смерти присылал видео о том, как тягает здоровенную гирю.

Как говорят сослуживцы Александра, у парня случился конфликт с одним из солдат во время построения. Драка случилась из-за неподеленных берцев. После построения сослуживцы продолжили выяснять отношения вдали от других. Второй участник драки неудачно кинул Александра, из-за чего тот не мог сказать ни слова, а затем перестал дышать навсегда…

Как говорится в справке на имя Александра Шерера, парень умер в результате неуточненной остановки сердца. Такой вывод сделал российский государственный центр судебно-медицинской экспертизы.

А вот сам командир Рузинский сказал так: «В армию отправили больного подростка, шёл завтракать, упал, да и умер».

— Мой муж не мог места себе найти после произошедшего, повторял: я, получается, по своей же вине сына потерял. — рассказывает Елена. — Из сказанного полковником становится ясно, что мы якобы знали о проблемах сына и отправили его погибать. Но все ведь было совсем не так.

— Сильнее удара не было и не будет, — рассказывает отец. — Полное равнодушие, ни капли милосердия к людям и их чувствам. А я земли не чувствую после произошедшего. Знаете — вроде бы живу, но земли не чувствую.

Как известно, 20-летний парень служил на военной базе города Гюмри. В том месте через некоторое время произойдёт ужасный инцидент с расстрелом невинных людей солдатом Пермяковым.

Через сутки после гибели сына семья обратилась за помощью в фонд «Право матери», которые выясняют обстоятельства гибели солдат в мирное, а также помогают родителям отстоять свои права. Самое первое, что предложили в фонде — произвести независимую экспертизу тела.

— Конечно, мы согласились на экспертизу. Невероятное равнодушие наших просьб со стороны военкома и других не оставляли других вариантов, плюс ко всему, мы уже достаточно потеряли. До инцидента к армии не было претензий, отец даже обсуждал с Александром не остаться ли ему служить по контракту, — рассказывает мать погибшего солдата.

28 февраля гроб с телом парня привезли в родной город. Через несколько часов отец повёз тело на независимую экспертизу в Челябинск. Проводить её взялся доктор Александр Власов.

Врач рассказал страшное: у трупа не было сердца, также отсутствовала аорта, их попросту вырезали и не рассказали родным.

Доктор Власов, который проводит экспертизы вот уже 40 лет, повидал не один десяток тысяч трупов был ошарашен таким изъятием сердца. Плюс ко всему, он предположил, что смерть могла наступить из-за насильственных действий.

— В тот момент мы поняли, что военные не зря нас игнорируют и что-то не договаривают. Забрали сына, забрали его сердце, а мы ничего не могли сделать… — рассказывает Евгений.

В таком виде солдата и похоронили на кладбище родного села. Произошло это через неделю после смерти, а на прощание пришли несколько тысяч человек.

И лишь через 30 дней обнаружилось сердце Александра, когда экспертиза в Ростове была окончена. Интересно то, что по закону изъятие органов возможно лишь с согласия родителей погибшего.

Военная экспертиза заключила следующее:

«20-ти летний Шерер А.Е. погиб в результате острого интрамурального инфаркта миокарда. Также наблюдается атеросклероз со стенозом просвета в 80%».

Именно этим заключением пользовалось следствие по делу, ведь по нему ясно — парень якобы был болен. Когда происходил допрос сослуживцев, все они говорили одно и тоже, а в материалах многое было не рассказано.

О том самом подростке, который погубил солдата вообще нет никакой информации, уголовное дело в отношении Влада К. было закрыто почти сразу.

Однажды к матери погибшего приехал следователь, который попросил отдать карты и кардиограммы парня под честное слово следователя. Елена доверилась и больше не видела ни документов, ни этого человека. Многочисленные ходатайства от фонда также не помогли вернуть отданные документы.

Но ни Елена ни Евгений сдаваться не собирались.

— Конечно мы сразу поняли одно: диагноз — ложь, и мы продолжим борьбу во что бы то ни стало. В противном случае чувство вины просто разъест нас изнутри, — говорит мать солдата.

Но для того чтобы продолжить разбирательства семье нужно было найти то самое сердце парня, а это было сложной задачей.

Следователи проделали ещё пару экспертиз. В один момент виноватыми были выставлены врачи, которые отправили парня на службу. Естественно, они заявили, что атеросклероз не мог так быстро развиться у 20-летнего парня, но все же диагноз подтвердили и не противоречили ему. Следователь разрешил семье присутствовать на экспертизе, но это оказалось ложью, находится рядом им не разрешили.

Фонд помогал семье Шереров в написании многочисленных жалоб, в которых они просили вернуть сердце парня. Но ответом были лишь слова о том, что сердце ещё может понадобиться для очередной экспертизы. Её то и хотели сделать родные погибшего, но в своем независимом медицинском центре.

Дошло даже до верховного суда России, но даже там Шерерам отказали в их просьбе.

Весной 2015-го года «Право матери» решились от имени семьи погибшего парня написать жалобу на своё же государство в Европейский суд по правам человека. Лишь в 2017-ом году суд принял жалобу и рассмотрел её, а летом семья получила письмо от Следственного комитета, в котором говорилось: «В связи с рассмотрением дела в Европейском суде по правам человека весь архив, а также сердце были переданы в следственный отдел Камышинского гарнизона».

Ещё не раз Елене и Евгению приходилось бегать с бумагами по различным комитетам и военкоматам, дабы получить архив и коробку с сердцем. Посылку Шереры решили распечатать вместе с независимым суд.мед. экспертом Власовым. Увиденное поразило каждого: сердце было изрезано на мелкие кусочки и хранилось в консервных банках.

Доктор провёл экспертизу сердца, но для этого ему понадобились лучшие специалисты из России. По их заявлению, не было у погибшего солдата ни одного признака инфаркта, как и тромбоза. Плюс ко всему, сердце было вскрыто неправильно, такой диагноз поставить было бы просто невозможно.

Плюс ко всему, в кусочках ткани содержались не те препараты, которые должны были находится в сердце Саши. Гистологическая картина показала, что они должны использоваться пожилым мужчиной, а не 20-летним подростком. Их подменили.

Дело на этом не закончилось. Доктор и его коллеги смогли сложить орган воедино, но не хватило эпикарды — наружной оболочки сердца. Интересно то, что оно не пропало по неведомым причинам — его вырезали.

— Когда возникает ушиб сердца, влекущий за собой остановку органа и смерть, то в недостающей части и происходят кровоизлияния. Они идут лишь по наружной оболочке сердца, не проникают вглубь мышечной ткани. Для гистологов срез эпикарда не говорит ни о чем, — говорит доктор. — Скорее всего, на оболочке были следы удара в сердце. А надрезы, сделанные до этого лишь дают информацию о том, насколько им нужно было глубоко резать орган, дабы скрыть следы. По-другому я не могу объяснить то, что вижу своими глазами.

Доктора Власова поддержала Анна Аксельрод, являющаяся доктором наук и кардиологом.

— Вот уже много лет пострадавшие люди от инфаркта то и дело слишком молоды, но чтобы у 20-ти летнего парня нашли атеросклероз — это очень маловероятно. Плюс ко всему, возьмем во внимание драку, а также повреждения, которые похожи на травмы в рефексогенной зоне.

Непонятно, почему военные несколько лет мучили сердце погибшего солдата, иногда отрывая всё новые и новые части. Несколько лет следствие и военкомат то и дело мучили родных Саши, не давая выяснить правду. Выгораживают кого-либо ? Либо просто не хотят сказать о драке и ударе в область сердца, а также считают, что можно приписать инфаркт здоровому парню и дело с концом? Жаль, что никто не может ответить на эти вопросы.

По материалам