Удивительная История «Девочки-Трупа», Которую Американцы Обсуждают Каждый День

Пять лет назад, а если быть точным, то 9 декабря 2013 года девочка Джахи МакМах, в тот момент ей было 13 лет, тонзиллэктомию (у нас так называют — «удаление гланд»). Операция завершилась ровно, но лор-хирург заметил, что внутренняя сонная артерия у Джахи подходят очень близко к операционному полю. Но все равно операция закончилась хорошо. Спустя некоторое время у девочки появилось обильное кровотечение из раны. По всей видимости, это артерия стала кровоточить. Как утверждают, то что девочка начала кашлять с кровью,это никого не смущало. Но на это обратили внимание после того, как сатурация понизилась до 79% (а по норме 95%) и сердце остановилось. В тот момент девушку отправили в реанимацию на искусственную вентиляцию легких. Стали обогащать компоненты крови, восстановили работу сердца, но на работе мозга это уже сказалось. Через два дня установили смерть мозга.

Вроде бы все, но не в нашей истории.

Через двое суток, 11 декабря 2013 сотрудники медицинского учреждения диагностировали смерть мозга. Они сказали про то родителям девочки, и кинули идею оставить органы на донорство. Как гласит закон штата Калифорния пациент, у которого врачи установили смерть мозга, может остаться на искусственной вентиляции легких «непродолжительное время», чтобы родные и близкие имели возможность попрощаться. Под непродолжительным временем понимается период, в течение которого этот аппарат не требуется никому больше из живущих. Родственников просили подписать документ об отключении от аппарата.

Но мама отказывалась отключить дочку от аппарата искусственного жизнеобеспечения. Так как «она же живет, ведь сердце бьется и легкие дышат». Врачи пытались ей объяснить, что все это только из-за работы аппарата, но это результатов не дало. Мама девочки считала иначе.

Семейство решило практически жить в палате вместо с дочерью и круглосуточно наблюдает, чтобы аппарат никто не отключил. Они решили обратиться в местные СМИ и собирают группы активистов. Мама начинает выдвигать обвинения больнице и Минздрава за расизм (они афро-американцы): мол, с обычным американцам не стали бы так поступать. Рядом с больницей мгновенно выстроились люди с плакатами и призывами сохранить жизнь. СМИ постоянно пытаются игнорировать звонки телефона. На просторах интернета стали собирать деньги на лечение. Здесь об этом узнал фонд Терри Шиаво (у нее примерно такая же проблема), который сосредоточен на проблемах в сомнительных диагнозах врачей. Тут подключились к этому и католические юристы так как они считали, что человек с бьющимся сердцем не мертв. Семья девочки полагает, что больница просто хочет ее убить. Тут подключился к этому делу суд.

Через неделю, 22 декабря 2013 по приглашению того же судьи, что дал охранный ордер пришел независимый эксперт — профессор, заведующий отделением детской неврологии очень престижного места — Школы медицины при Стендфордском университете Пол Фишер. Но и родители вызвали популярного в США педиатра, который по случайности счастливой считал, что смерть мозга — это не приговор. Они установили его смерть. Было установлено, что девочка не совершает попытки дышать самостоятельно при отключении аппарата. Через две дня суд выдвигает официальное постановление о том, что девочка мертва.