Как дочь олигарха стала террористкой

В апреле 1974-го, 15-го числа в сан-францисском банке «Hibernia» работа шла как обычно. Только в какой-то миг – с появлением в офисе одновременно нескольких человек с оружием наизготовку – от томной понедельничной обстановки не осталось и следа. Вопли, пальба, обезвреженная охрана, двоих ранили, другие – безропотно лежат на полу. Грабители обчистили кассы с наличностью на $11 000 и убрались.

После прибытия на место происшествия полиция и опроса очевидцев была выяснена весьма интересная подробность – в группе налетчиков были девушки. Факт сам по себе примечательный, а после просмотра записей с камер видеонаблюдения сотрудниками ФБР всплыл еще один необъяснимый момент. Особа, угрожавшая оружием банковским служащим, – это молодая женщина, находящаяся в розыске несколько месяцев. Но не в качестве преступницы, а как фигуранта (жертвы) уголовного дела о дерзком похищении.

Пленница

О Патрисии Херст известно, что она родом из богатейшего семейства, владеющего множеством медийных структур (дата рождения – 1954-ый год). У истоков создания издательской империи с пулом из не одного десятка печатных (еще на тот момент) изданий находился еще ее дед. В него входили как глянцевый Cosmopolitan, так и научный альманах «Популярная механика». Потому-то в детстве Патти не нужно было решать какие-то проблемы – ведь тыл был крепок и с обеспечением в размере нескольких сотен миллионов долларов.

Во всевозможных модных движениях вроде хипстерского ее не замечали, вредных увлечений (алкоголем и наркотиками) сторонилась. По всему было видно ее перспективное будущее, да и сама Патти была смышленой девушкой – богатые родители были не единственным ее достоинством, – и училась она хорошо. Единственной неприятностью для родителей оказался выбор дочери с женихом – хоть и молодым, но не обеспеченным учёным-математиком, и считавшими его совсем не парой для блистательной дочери. Только все перевернулось в счастливой жизни девчушки-мажора в конце зимы 1974-го года.

В ночное время в квартиру Патти, находившуюся в Беркли (Berkeley), ворвались вооруженные преступники. Оглушив ее парня несколькими ударами приклада в голову, схватили полураздетую девушку, оттащили ее к машине и в багажнике вывезли за территорию города.

Взятием в заложники Патти занимались представители партизанской организации «Симбионистская армия освобождения» (SLA), одной из самых странных, действовавших на территории Штатов. В свое время они разошлись с «Чёрными пантерами», состоявшими из радикально настроенных чернокожих. В кровавом списке «Пантер» – убитые полицейские, взорванные бомбы, ограбления банков с использованием оружия. Под стать полноценной террористической группировке. Их деятельность сопровождалась социалистическими лозунгами с продвижением прав для чернокожего населения.

В составе же «Симбионистов» находились люди, считавшими «Пантер» чересчур мягкими. Во главе группировки с численностью примерно двадцать человек поставили единственного чернокожего – Дональда Дефриза. Он неоднократно подвергался арестам за всевозможный криминал – как простой угон автомобилей, так и перестрелки с законниками. За решеткой к Дефризу пришли радикальные настроения и идеи. И после побега из тюрьмы им была создана банда для воплощения странной идеи, связанной со смертью фашистского насекомого, которое сосет народную кровь. Об их политических убеждениях можно прочитать из множества сумбурных фраз, провозглашающих победу революции, декларативные тексты изобилуют терминами с «-измами», на которые и направлена их борьба (с сексизмом, расизмом, империализмом и т. д. Основной посыл их деятельности: ограбить богачей и отдать все в руки бедняков.

В этой группе было много ярких персонажей, как, например, феминистка с радикальными взглядами – Патрисия Солтысик. Первое на их счету убийство «фашистского насекомого» – чернокожего директора школы, который предложил использовать содействие полицейских для поддержания порядка в школьных коридорах. О 19-летней преемнице медиамагната последователи Дефриза имели четкое понятие, что она – из противоположного лагеря. Хотя выкрасть ребенка мультимиллионера, все же намного выше уровень, чем убийства полицейских низшего звена или клерков. Это преступление вызвало широкий резонанс.

В первое время отец ожидал, что похитители выдвинут условия по выкупу. А по прошествии нескольких часов решил сам обратиться к злодеям через прессу, чтобы те указали свои условия. От «симбионистов» поступил ответ в пафосной форме, подброшенный на студию местной радиостанции. Херст-старший был назван ими как враг, а условие состояло в раздаче беднякам штата Калифорния пищевых продуктов на сумму $400 миллионов. Такой суммой Херсты не располагали, зато смогли организовать раздачу продуктов на сумму $4 миллиона.

По факту продукты обрели новых хозяев – из числа бандитов, промышлявших в районах распространения еды. Особо стимулировала Херста-старшего запись требований бандитов, озвученных голосом дочери Патрисии. Пока суть да дело: службы ФБР выяснили личность главаря – некого Дефриза, но и только. О местонахождении Херст никому ничего не было известно. А впрочем, и связь тоже прервалась – так что близким похищенной оставалось лишь догадываться – в живых ли еще их наследница.

Террористка

Нынешний комментарий по ситуации звучал бы в стиле, что похищенная Дженнифер Лопес переквалифицировалась в террористки. С Патрисией Херст приключилось чудное перевоплощение. Ее связали и затолкали в шкаф для одежды, который заперли и не давали возможности сходить в туалет в течение большого количества дней. Ее постоянно подвергали избиениям и пыткам и при этом внушали мысли, что мир дурно устроен и он нуждается в трансформации, которую может сделать революция. Уже потом об этом случае будут говорить как о хрестоматийном, – когда речь заходит о стокгольмском синдроме, являющимся своеобразным проявлением защитной реакции человеческой психикой. Когда жертвы похищений проявляют благосклонность и необъяснимую симпатию к людям, похитивших их.

Так получилось, что она примкнула к радикалам по собственной воле. Первым делом на магнитофонную пленку было записано послание Патти к семье, в котором огласила, что она является членом «Симбионистской армии освобождения», и в составе которой было уже совершено вооруженное ограбление банка. В партизанском движении Херст было выбрано подпольное имя Таня (так звали погибшую на территории Боливии спутницу Че Гевары). Первой реакцией ее родных было полное неприятие такой странной трансформации. И в федеральных органах тщательно занимались поиском скрытых угроз и насилия на магнитной пленке – ведь Херст непрерывно была в зоне оружейного огня. Хотя в действительности у Патти совсем не наблюдалось каких-либо комплексов в поведении среди агрессивной компании, и она была естественной.

Были периоды, когда ее выступления были сродни речам пламенных революционеров (досталось и родителям, представленных в образе свиней капитализма). Ее фотоснимок, где она запечатлена с оружием, был растиражирован множеством мировых печатных изданий. А федералы ничего не могли предпринять, несмотря на то, что ими были установлены фигуранты нападения (при ограблении лица преступниками не прятались). Основная их масса – из семей со средним достатком, люди из богемной среды, чуть ли не «золотая молодежь», ко всему еще и девушки.