Мартина Шкрели Приговорили К Семи Годам Заключения

На протяжении последних дней федеральный суд Бруклина стал местом, в которым проходили слушания по делу Мартина Шкрели. Он неожиданно понял насколько серьезны обвинения, и начал рыдать, как ребенок, чем разозлил всех, включая своего адвоката  Бенджамина Брафмана.

Брафман заявил, что иногда он хочет пожалеть своего подопечного, но в некоторые моменты ему хочется его просто-напросто ударить. Журналистам оставалось лишь кивать с пониманием, ведь все были свидетелями рыданий Мартина, которого очень хотелось привести в чувства звонкой пощечиной.

Но поведение Мартина в очередной раз принесло определенные плоды, и присяжные пожалели его, посадив в тюрьму лишь на половину возможного срока. Итак, Шкрели садится за мошенничество и обман инвесторов на 7 лет

Школьный брокер

Кем только не называли представители прессы 34-летнего Мартина Шкрели — «социопатом», «отморозком», «чудовищем», «моральным банкротом» и «бандитом от фармацевтики», а ведь когда-то он  возглавлял нью-йоркскую фармацевтическую компанию Turing Pharmaceuticals AG, и его называли не иначе, чем золотым ребенком, воплощением американской мечты и самым удачливым из эмигрантов.

Но, как известно, от любви до ненависти — всего один шаг, и это касается не только личных отношений, но и любви средств массовой информации. Очень легко можно оступиться и после бурных оваций получить откровенную травлю.

Мартин Шкрели был рожден 1 апреля 1983 года в Бруклине, в Нью-Йорке, в семье албанских эмигрантов Зефа и Марии Шкрели. Если коснуться истории, то «шкрели» в переводе с албанского означает древнее славянское племя, обитавшее когда-то на берегу Скадарского озера.

Его родители были простыми уборщиками в больнице Кони-Айленда, подрабатывая еще и в местных торговых центрах. У Мартина были еще брат и сестра. Он был младшим ребенком в семействе Шкрели. Он отличался своей болезненностью, и тем, что не особо был нужен собственной семье. По его собственному признанию, единственным, кого он считал другом был пожилой сосед по лестничной площадке, который был разорившимся биржевым брокером, и Мартин часто играл с ним в шахматы. Его звали мистер Марти, и именно он подарил мальчику книгу Джорджа Сороса «Алхимия финансов», которая очень понравилась мальчику. После ее прочтения он стал одолевать мистера Марти вопросами об игре на фондовой бирже. Полученные знания он тут же стремился реализовать на практике, купив себе место брокера в системе электронных торгов на Нью-Йоркской фондовой бирже.

Первые акции, которые Мартин были ценными бумагами компьютерной корпорации Compaq. В те времена его божеством был Билл Гейтс. Пока одноклассники занимались обсуждениями бейсбольных и футбольных матчей, и были заняты рейтингами игроков из клубов New York Mets или Yankees, Мартин узнавал все возможное о компьютерных корпорациях, чьи акции участвовали в торгах. Он читал буквально всю возможную информацию и внимательно следил за презентациями новинок, чтобы рассчитать все возможные колебания котировок акций.

Будучи старшеклассником, мальчик сдружился с учителем математики Линдой Абуди, с которой он пытался обсуждать котировки и возможности выигрыша на бирже. Шкрели считает, что уроки миссис Абуди по логическому мышлению дали ему очень многое.

Уже будучи миллионером, Мартин Шкрели пришел в родную школу и выписал чек на миллион долларов за то, как его обучили математике.

Сама Линда Абуди рассказывала о Мартине как о депрессивном одиноком ребенке, о том, что он очень часто болел и постоянно пил какие-то лекарства. Однажды ученик спросил у своей учительницы, чем еще, кроме акций компьютерных фирм, можно было бы торговать на бирже. Тогда она посоветовала ему выбрать что-либо, в чем он очень хорошо разбирался. Болезненный мальчик разбился лучше всего в лекарственных препаратах.

Золотой ребенок

Мартин Шкрели сам заработал себе деньги для оплаты обучения в Baruch College — это престижная бизнес-школа имени американского финансиста и филантропа Бернарда Баруха. В 2004 году он, закончив школу, отправился на стажировку в хедж-фонд Cramer Berkowitz & Co. Именно в те годы Мартину Шкрели пришло в голову играть на бирже против фармацевтических корпораций.

Это был очень простой трюк —  биржевые спекулянты  называют это продажей без покрытия, то есть распродажей ценных бумаг, товаров или валюты, которыми торговец на момент продажи не владеет.Трюк очень прост, у вас есть секретная инсайдерская информация, что правоохранительные органы готовят иск в суд против какой-либо компании, что неизбежно отразится на курсе акций. Вы обращаетесь к брокеру этой компании и просите под залог оговоренной суммы взять кредит в виде определенного количества акций этой компании. Получив акции, вы начинаете играть на понижение: то есть сначала продаете их по первоначальной цене, а затем ждете выпуска новостей и следующей за ними паники и падения курса акций. И на вырученное от продажи деньги покупаете в два раза больше акций, после чего долг отдаете кредитору. Плюсом к этому являются проценты за пользование кредитом в форме ценных бумаг. Оставшиеся акции являются прибылью, возрастающей многократно, когда курс акций восстанавливается.

Шкрели пошел дальше и решил не ждать возможных неприятностей, а организовывать их самому.

Фирма Abbott Laboratories, являющаяся транснациональной американской корпорацией, которая тогда только вывела на рынок препарат «Флувоксамин» для лечения социофобии, стала первой жертвой мошенника. Об этой болезни сам Мартин знал не понаслышке. Он был напичкан подобными лекарствами с самого детства.

Шкрели решил подать на новый препарат фирмы жалобу в в Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов Америки. Причиной послужило то, что по его мнению данный препарат имел такие же побочные эффекты, как и его предшественник «Зимелидин», который запретили к продаже после того, как от побочных эффектов скончались несколько пациентов, принимавших данное средство. В итоге акции Abbott Laboratories упали в цене, а Мартин прикупил себе большое количество ценных бумаг.

Прошло всего несколько дней, когда хедж-фондом Cramer Berkowitz & Co была заработана на данной сделке уйма денег, но даже проведенное расследование не смогло  найти ничего криминального

Юный стажер с невинным лицом и повадками акулы тогда был прозван в прессе «золотым мальчиком».

Первый крах