Русская Женщина Переехала Жить В Норвегию И Рассказала Подробности Жизни В Стране

Русская женщина жила в Москве со своим 7-летним сыном, тогда, в 2005 году и познакомилась с норвежцем, который в будущем стал ее мужем. Они сразу же переехали к нему в поселение Аурског-Хёкланд в деревню Аурског.

В далеком 1905 Норвегия добилась независимости от Дании и Швеции. Эта страна всегда была, да и сейчас есть «рабом». Причем они никогда не видели своего хозяина, а просто платили дань. Культуры не развивалась, образования не было. Граждане говорили то на датском, то на шведском, в итоге даже сейчас у них нет государственного языка. В каждом районе есть свой диалект, а в результате смешания двух языков образовался национальный язык — букмол.

Можно было бы сказать, что это страна только сейчас формируется, если бы не шел встречный процесс. Норвежское общество стремительно морально деградирует, копируя американские законы и порядки.

В Норвегии нефть нашли в море пятьдесят лет назад. Ясно, что страна, у которой отсутствовали наука и культура, не могла обладать технологиями добычи нефти из моря — Норвегия воспользовалась иностранной научно-технологической помощью.

Все это россиянка узнала потом, когда уезжала из России, и знала только то, что в Норвегии — самый высокий в мире уровень жизни.

Несмотря на то, что она закончила факультет журналистики МГУ и являлась кандидатом филологических наук, новая родина не признала ее образование.

Ей предложили работать учительницей в соседней с коммуне в сельской школе нового типа — по прогрессивному датскому образцу под названием «Риддерсанд», что в переводе означает «школа рыцарей». В сравнении с отечественной системой все норвежские школьные государственные программы выглядят как программы для умственно отсталых. Начальная школа длится там до 7 класса. Задача государственной программы — выучить алфавит до 13 лет и научить детей считать.

Вслух в классе читать нельзя, потому что это стыдно. Специальный учитель выводит ребенка в коридор, и только там, чтобы не позорить ребенка, слушает, как он читает. Учитель имеет право разобрать с детьми два примера по математике в день, если дети не усвоят материал, то через три дня еще раз пытается им объяснить пройденное. Домашнее задание на неделю — пять слов по-английски или восемь, на усмотрение ребенка.

Норвежские школы являются примером полной деградации образования. Литературы нет, истории нет, физики нет, химии нет, естествознания нет. На природоведении, есть «обзор».где дети окружающий мир изучают в общих чертах. Они знают, что Вторая мировая война была. Все остальные подробности являются насилием над ребенком и его психикой.

Самая богатая страна мира не кормит детей в школе и в детском саду. Вернее, кормит томатным супом из пакетов единожды в день.

Старший сын россиянки учился до этого  в обычной российской школе. В Норвегии его считали вундеркиндом. До седьмого класса он ничего не учил. В школах висят объявления: «Если родители попросят тебя сделать уроки — позвони. Мы поможем освободить тебя от таких родителей». Он учился играть на пианино.

Несчастье случилось через шесть лет ее пребывания в Норвегии. Женщина ничего не знала об их системе «Барневарн».

 

Женщина развелась со своим супругом через три года совместной жизни, после рождения второго сына из-за конфликта. Когда ей сейчас говорят: «Зато там в каждом деревенском доме есть унитаз и душевая кабина». Она отвечает, что при этом норвежцы по привычке ходят мочиться за дом.

Три года она с детьми прожила одна. Взяла кредит в банке, купила квартиру, наладила обычную жизнь, никогда не была социальным клиентом: работала, уделяла достаточное время детям.

С маленьким ребенком по закону он был обязан встречаться. Россиянка держалась, как могла, чтобы ребенок у отца не ночевал — были проблемы с избиениями. Но в детском саду на женщину давили, чтобы она отдавала ребенка. Поэтому маленький сын оставался у отца сначала по два часа в субботу или воскресенье. Но последний раз провёл у него почти неделю — ребёнок был с температурой, когда он его увез в тридцатиградусный мороз к родственникам в Тронхейм.

В 2011 году, седьмого марта я пошла в полицию поселка Бьоркеланген, потому что ребенок рассказал, что родственники сделали ему больно.

Есть некая норвежская народная традиция, увязанная на интиме с детками: с мальчиками и девочками, — учиняемая кровными родственниками, с последующей передачей их соседям. Поверить в этот бред или ад женщина сначала не могла. Она обратилась к полицейским, где ее продержали 6 часов.

У них есть образцово-показательная система защиты детей, созданная для вида, что они борются с инцестом. Из газет она узнала про случай, когда 7-летнюю девочку, суд приговорил оплатить судебные издержки и выплатить компенсацию насильнику на содержание его в тюрьме. В Норвегии все повернуто с ног на голову. Педофилия, по сути, не является преступлением.

Восьмого марта 2011 года у нее изъяли первый раз двоих детей. Изъятие происходит так — ребенок просто исчезает.