Чиновники обобрали мать погибшего в Сирии солдата

Сначала власти города в Иркутской области вручили матери погибшего в Сирии солдата орден Мужества, а потом в счёт долга забрали полмиллиона из компенсации за смерть сына.

Почти год пенсионерка Елена Николаевна обивала пороги судов в Братске. Её сын, контрактник Владимир Тарасюк, погиб в Сирии, оставив после себя небольшой долг по кредиту. Приставы принялись требовать его с матери. И как только Елене Николаевне перечислили компенсацию за смерть сына, они тут же забрали деньги. Причём сделали это незаконно — никто не имеет права отбирать за долги матпомощь семьям погибших. Владимир брал кредит в 350 тысяч у местного Фонда поддержки предпринимателей, но у его матери списали 559 тысяч. Соучредитель Фонда — мэрия Братска, однако чиновники не помогли семье Тарасюка реструктуризировать кредит. Символично, что после гибели парня именно мэрия вручила матери посмертный орден Мужества. Только после того как история приобрела общественный резонанс, чиновники пообещали вернуть все деньги.

38-летний старшина контрактной службы Владимир Тарасюк погиб при отражении наступления боевиков группировки «Джебхат ан-нусра» (запрещена в России) в сирийской провинции Идлиб 16 сентября 2017 года.

— Они возвращались на базу, попали в засаду к боевикам, и их расстреляли. Он ещё прожил 40 минут. Получил осколочное ранение в голову слева и просто истёк кровью, — рассказывала местным журналистам сестра Владимира Ольга. — Потому что боевики не давали садиться вертолёту, чтобы забрать своих.

По словам друзей, Владимир подписал контракт с Минобороны по зову сердца — воспринимал сирийский конфликт как угрозу безопасности России.

— Собирал ребят в Сирию, после чего, говорил, сам туда полетит. И всё, связь оборвалась на этом. Володя в подробности не вдавался, сказал, что поехал служить, по какой причине — он не сообщил. Поехал защищать Родину, — говорил журналистам Анатолий Танко, его друг детства.

Возможно, у Владимира была и другая причина, чтобы полететь служить в горячую точку, — финансовая.

Злополучный кредит

На гражданке Владимир зарабатывал строительством. В 2011-м он основал небольшую фирму «Благострой». Вначале она организовывала похороны, потом сменила вид деятельности.

— Эту фирму мы открывали вместе с сыном, я оформляла учредительные документы. На ту пору он занимался облагораживанием погребений, — рассказала Лайфу Елена Николаевна. — А потом, поскольку ритуальных служб очень много в городе, переквалифицировались на малоэтажное строительство. Занимались небольшими постройками, ремонтами.

Обороты компании небольшие — в среднем около миллиона в год. Согласно данным базы СПАРК, сейчас на фирме висит два непогашенных долга на сумму два миллиона.

Несколько раз «Благострой» брал кредиты в Фонде поддержки малого предпринимательства города Братска. Его учредители — мэрия Братска и местный Союз промышленников и предпринимателей. По сути, это государственная микрофинансовая организация. В фонде Лайфу рассказали, как у Владимира появился кредит.

— Мы являемся микрокредитной организацией, выдаём кредиты малому бизнесу и не работаем с физическими лицами. Мы предлагаем кредиты в 300 и 500 тысяч рублей при средней ставке в 10–11%. Нам представляют пакет документов, мы проверяем бизнес, после чего принимается решение. Деньги выдаём только под залог или поручительство, в безналичной форме, перечисляя на расчётный счёт компании-заёмщика, — рассказала Лайфу главбух фонда Наталья Загородняя.

В фонде хорошо знали Владимира Тарасюка. Он несколько раз брал у них кредиты на развитие своего строительного бизнеса.

— Два-три раза брал и возвращал, но вот последний кредит на 350 тысяч рублей, который он взял в 2014 году на один год, он так и не вернул, — рассказывает представитель фонда. — Невыплаты начались примерно через год.

По словам Натальи Загородней, поручителем по кредитам Владимира всегда выступала его мать — Елена Тарасюк, которая ставила свою подпись в договорах поручительства. Когда Владимир не вернул долг, фонд начал процедуру взыскания.

— Мы обратились в суд, потому что наше обязательство — работать с неплательщиками, — добавила Наталья Загородняя. — Мы не нарушили ничего касаемо этого займа.

Суд встал на сторону фонда и выдал исполнительный лист на взыскание долга. Однако получить деньги до гибели Владимира судебные приставы не смогли.

— В 2017 году Владимир пропал, он нас даже не предупредил о том, что заключил контракт с Минобороны и уехал в Сирию. Когда мы узнали, что он погиб, то списали с долга все проценты. Да и мать Владимира, кстати, сама предлагала списать основной долг из бюджетных выплат за его смерть, — утверждают в фонде.