Какие развлечения были в России накануне революции

Благодаря учебникам по истории и документальной хронике нам внушается совершенно неправдоподобное отношение к исторической правде былых лет. Если верить всему тому, что нам внушают, то любой человек ушедшей эпохи кажется безупречно благонравным и лишенным всякой распущенности и пороков. А зря.

Если заинтересоваться воспоминаниями и дневниками людей былых эпох, то становится понятно, что развлекались люди гораздо более изощренно, чем наши современники.

Журналисты “Умного журнала” решили рассказать, где в Петербурге в дореволюционные времена знакомились представители нетрадиционной ориентации и кто ходил на скандальные “вечеринки секты Сатаны”.

“Служеницы пола”

Первоначально деятельность проституток в Российской Империи была запрещена. Все изменилось во время правления Николая I, когда стало ясно, что меры, направленные на исключение этой деятельности, не работают, а число людей с венерическими заболеваниями увеличивается.

В 1843 году законодательно учредился “Врачебно-полицейский комитет”, ставивший всех жриц любви на государственный учет и обеспечивавший строгий контроль полиции над публичными домами.

По введенным правилам труженицам борделей выдавался так называемый “Заменительный билет” вместо паспорта. Из-за своего цвета в народе документ именовался “Желтым билетом”, а его владелицы были обязаны регулярно проходить медосмотр и ходить в баню.

Правилами регулировался момент, что в домах терпимости могли работать только молодые дамы достигшие шестнадцатилетнего возраста, а с 1901 года — не младше двадцати одного года. Владелица публичного дома, в свою очередь, была обязана следить за состоянием своих работниц, и не мучить их чрезмерным употреблением.

Чтобы исключить жадность наживы у чрезмерно жадных хозяек увеселительных заведений, и уследить за тем, чтобы несчастных тружениц не обсчитывали, им даже заводились специальные расчетные книжки, в которые записывалось, сколько денег и от кого получала работница. Себе она должна была оставлять четвертую часть дохода, остальное отдавала содержательнице заведения.

Посетители не принимались в воскресные дни до окончания обедни и в Страстную неделю. По регламенту бордель не мог располагаться ближе трехсот метров от учебных заведений и церквей.

Но вопрос уличной проституции по-прежнему стоял весьма остро. Попасть в публичный дом считалось более престижным, а работать “на улице” шли либо те, кто только начинал деятельность проститутки, либо те, кто, напротив, уже был списан со всех счетов. Эти жрицы любви не были защищены ни от надувательств, ни от венерических заболеваний. К 1910 году 50 процентов всех зарегистрированных проституток были заражены сифилисом.

Обычно работой в борделях занимались девушки невысокого социального происхождения. В проститутки шли молодые барышни  из крестьянок, мещанок, прислуги. Встречались, безусловно, и более дорогие содержанки и женщины с театральным прошлым, а также бывшие хористки. Кстати, в дореволюционной России слово “хористка” часто обозначало и род занятий, и репутацию.

К 1901 году в России было официально зарегистрировано почти две с половиной тысячи публичных домов, в которых занимались своим вечным трудом более пятнадцати тысяч представительниц слабого пола.

Пришедшие к власти большевики сказали, что “служеницы пола” — это жертвы политического строя”, а проституция была запрещена на официальном уровне.

“Фельдшер, с которым можно иметь любовь”

В Российской империи наказание за мужеложество было введено гораздо позже, нежели в остальном Западном мире. Лишь во второй половине девятнадцатого века появился закон, по которому попавшийся на однополой любви лишался всех прав, денег, титулов и отправлялся в Сибирь в ссылку. В 1900 году ссылка была заменена тюремным сроком до пяти лет. До этого запрет на однополую любовь был, можно сказать, лишь официальным, а представительниц прекрасного пола он не касался совсем.

Два последних русских царя к представителям гомосексуальной культуры относились с определенной терпимостью. Это было вызвано тем, что мужеложество было очень распространено в придворных кругах и среди членов семьи царей. Именно поэтому приговоры за однополую связь между мужчинами практически не выносились.

В конце девятнадцатого века и в начале двадцатого  в Москве и Санкт-Петербурге возникла особая гомосексуальная культура.