Цымбалюк-Романовская Продолжает Выкачивать Деньги Из Джигарханяна Даже После Развода

Эта любовно-криминальная история обрастает все новыми детективными сюжетами и подробностями.

Виталине Цымбалюк-Романовской с немалой долей удивления пришлось констатировать факт, что ее однокомнатная квартира обрела нового владельца в лице ее бывшего мужа. Как-то так вышло, что она совершила подарок. Строение представляет собой жилой комплекс, именуемый в документах «Рублевским предместьем». Местом расположения является деревня Глухово, относящаяся к округе Красногорска в. Это место обитания занимает 53 квадратных метра, и уже пошел восьмой год как оно присмотрено Арменом Борисовичем.

ВСЕ ПО ПОНЯТИЯМ

В то время женой народного артиста была Татьяна Власова. Только местом ее пребывания была Америка, а Джигарханяна – Москва. Брак на расстоянии. И в реалиях у него была связь с Виталиной. Вместе они и перебрались в Глухово. Квартира была оформлена на близкого друга Артура Согомоняна, чтобы упредить возможные дележи с Власовой случись развод. Интересно, почему не выбрана Виталина? Очень похоже на то, что их отношения еще не набрали достаточной устойчивости и крепости. И уже через пару лет (шел 2012-й год) Виталина добилась своего: жилье было переоформлено в ее собственность путем заключения договора купли-продажи, стороны сделки – она и Согомонян. Как и следовало ожидать, развод с Джигарханяном не заставил себя долго ждать, а жилье стало собственностью Цымбалюк-Романовской.

В этом году произошла смена собственника квартиры. В феврале им стал Армен Борисович. Для Виталины это стало новостью, когда узнала о смене замков на дверях жилища, в котором находятся ее вещи.

Казалось бы, справедливость восстановлена: кем заплачено за квартиру, тому ею и владеть. Только неясно как это все произошло. По утверждениям Виталины, ею не оформлялись какие-либо дарственные, также она не наделяла никаких третьих лиц подобными полномочиями. Занятно получается, как же тогда произошло оформление договора дарения? От Цымбалюк-Романовской поступило заявление в отделение полиции, которое было принято к рассмотрению, и через некоторое время возвращено, поскольку не было оснований для открытия уголовного производства. Далее ею был осуществлен запрос в Росреестр на предмет обнародования доверенности и договора дарения от владелицы, оставшейся без квартиры. Только информацию подобного рода (про собственность Джигарханяна) объявили засекреченной.

После записи на прием по личным вопросам к руководителю Красногорского отделения Госреестра ожидалось лично посмотреть на дарственные документы, – узнаем информацию от адвоката Цимбалюк-Романовской Ларисы Широковой. После двухнедельного ожидания и, наконец, состоявшейся встречи узнаем от начальника в извинительном тоне, что на сведения подобного рода (по квартире в Глухово) наложены ограничения. Исходящие от российского управления Росреестра. Ими наложен запрет на получение расширенной информации.

Ну надо же!

ПОДДЕЛЬНАЯ ПОДПИСЬ

Одной из первых мыслей, приходящих в голову, может быть то, что квартира подарена Элиной Мазур, бывшей подругой и представительницей Виталины. Когда еще эта детективная история только начиналась, Элина обладала большими полномочиями, также могла совершать сделки с имуществом по генеральной доверенности. А после ссоры подруг (похоже, не смогли поделить доходы), от Мазур мог последовать «привет» в виде «увода» квартиры в собственность Джигарханяна. Самой Элиной эта версия решительно отвергается.

От Мазур корреспондент узнает, что пользование генеральной доверенностью было возможно пару дней. С появлением у Виталины адвоката Ларисы Широковой доверенность была изъята, а все сделки, что можно было заключить, аннулировались в нотариальном порядке. У нее практически не было бы времен, чтобы оформить дарственную на квартиру для Джигарханяна. Ведь процедуру, связанную с переоформлением, проводят больше месяца. Тем более при проведении сделки необходимо личное присутствие Виталины. Ей самой пришлось вернуть квартиру Джигарханяна, причем нужно было сделать это до конца года, поскольку могла наступить уголовная ответственность, связанная с «нарушением неприкосновенности частной жизни» (статья 137).

А вот Элин Мазур считает, что Виталиной в данной ситуации элементарно разыгрывается роль невинной «овечки».

Если обратить внимание на события, которые произошли четыре месяца назад, то можно заметить давление, оказываемое в сторону Виталины, что выражалось в возбуждении уголовного дела (статья 137), взятии подписки о невыезде, выявление возможной причастности к другой уголовной статье – 159-ой («мошенничество»). И в какой-то момент все затихло. А Мазур задается вопросом по этому поводу и высказывает мнение о лжи Цымбалюк-Романовской в отношении «отжатой» у нее квартиры. По ее сведениям, Артуром Согомоняном эта квартира не могла быть продана в 2012-м году, поскольку в момент заключения сделки он находился за пределами России. О чем свидетельствуют его документы для выезда. При всем при этом, между Согомонян и Цымбалюк произошло заключение договора по купле-продаже. Поэтому к ней есть вопросы, чтобы она могла помочь прояснить принадлежность подписи в договоре.

ГОСУДАРСТВО ЗАЩИТИЛО ЗАСЛУЖЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

Получается, что Виталиной была подделана подпись в документе? Может, что-то разъяснит Артур Согомонян.

От него узнаем о постоянных (в течение двух лет) уговорах Виталиной Армена Борисовича, чтобы тот занялся переоформлением этой квартиры на нее. Дескать, всяко может произойти с ним, а так – хоть будет какое-то подспорье в виде собственности. И в договоре значится совсем не его автограф, – подпись кем-то подделана. Было даже желание провести почерковедческую экспертизу – раздумали. По факту – произошла кража этой квартиры Виталиной. И теперь произошел ее возврат. Еще в начале этой истории к ней обращались, чтобы одумалась. Ею и так была «прихвачена» трехкомнатная квартира на улице Молодогвардейская, так могла ж вернуть хотя бы глуховскую. Куда Армен Борисович после больничных палат поедет? А все это съемное жилье, что приходилось снимать, было чужим – ощущение, что в гостинице находишься. А в той квартире ему было привычно. Сначала от Виталины была ложь, что квартира была продана. Лишь только с заведением на нее уголовного дела, она обратилась к Мазур, чтобы та оформила жилье на Джигарханяна. Из боязни даже распорядилась, чтобы была выписана генеральная доверенность. По ней Мазур смогла оформить акт дарения имущества. Все оказалось просто: квартира по факту была возвращена Мазур, а распорядилась на этот счет – Виталина.

Только заклятыми подругами – ни Мазур, ни Виталиной – эта версия не подтверждается. И Виталине не удалось ничего добиться даже после обращения в Росреестр. Сведения про имущество Джигарханяна были действительно заблокированы?

Это действительно так, и сделано это после просьбы Армена Борисовича. Заслуженному человеку от государства была оказана защита. Если Виталину что-то не устраивает, то она может обращаться в правовые инстанции – суд или полицию. Вот только получается, что ей нужнее засветиться на телепередачах.

P. S.

Совсем недавно Виталина с ее адвокатом Ларисой Широковой подготовили обращение в полицию. Остается ждать новой тщательной проверки в этой истории с запутанным сюжетом.

По материалам