Цыгане Похитили Четырёхлетнюю Девочку И Продали Её За Пару Серёжек

В четырехлетнем возрасте Ольга Романович была похищена цыганами в Минске. А затем была продана в другую семью всего лишь за комплект серег. Девочку назвали другим именем, ее взросление прошло в таборе, в котором она ощущала себя все время посторонней. Незадолго до смерти приемной бабушки, она узнала от нее о существовании родной матери. И к двадцати годам Ольге удалось узнать все о своей семье. Вышло так, что родители были лишены опекунских прав, а братьев определили в приемную семью. Сама девушка осталась без жилья.

Четырехлетняя девочка коварным способом была похищена ромами. Они обратились к маме Оли – Тамаре с просьбой приобрести сигареты. В то время когда женщина делала покупку, ее автомобиль с находившейся в нем девочкой был угнан. Девочка была продана в цыганскую семью из приграничного города Сороки всего лишь за две золотые сережки. И назвали ее уже Марией Превдой.

Воспитывалась девочка приемной бабушкой. Надо отметить, что у цыганки было хорошее отношение к «внучке», хотя ею как-то не ощущались родственные семейные связи. Незадолго до своей смерти бабушка поведала Ольге о том, как есть на самом деле, и присоветовала в поисках родной матери, поскольку сама не знала – и потому не могла сказать. Прожила бабушка 73 года.

Ольге удалось разыскать близких около четырех лет назад. И это было воспринято ею со смешанными эмоциями. Радость от встречи перемешалась с болью и слезами от действительности происходящего.

Мама находилась в тяжелом болезненном состоянии. Жизнь ее скорее была существованием и ограничена какими-то собственными представлениями. Не хотелось добавлять боли. И, конечно же, к маме нет претензий за произошедшее с дочерью. Жизненный путь мамы оказался довольно тяжелым. И ее нельзя винить за то, что произошло, так уж сложилось в жизни.

Два брата Ольги находятся на семейном попечении. Своего жилья Ольга не имеет. От минских властей удалось добиться получения комнаты в общежитии. Все попытки девушки о занятии места в очереди на квартиру заканчивались отказом от чиновников. В городской прокуратуре смогли выяснить о правах Романович на получение жилья, даже с учетом того, что ее мать имела дом.

Расположен этот дом на минской окраине на территории Цны – микрорайона. Когда-то здесь была деревня, а теперь это уже часть города. Коттеджи-новостройки тут соседствуют с ветхими домами. Дом Тамары совершенно непримечателен. Для жизни он непригоден. Женщине довелось перебраться в жилье в вагончике.

От людей узнаем, что у Томки (матери) вовсе не кирпичный дом на двух хозяев, как было в слухах. В таком доме живет ее племянница. А обителью Тамары является огородный вагончик… А у самой хаты простой вид, расположена она позади дома родственницы, только для проживания совершенно не годится. По словам людей, в хате прогнившие потолок и полы, последний и вовсе провален. Потому-то и перебралась она на поселение в вагончик.

Добавить по дому Тамары (биологическая мать Ольги Романович) нечего, кроме того как его признали негодным для проживания, санитарные и технические требования по его использованию не отвечают принятым стандартным.

С местными жителями Тамара практически не контактирует. Можно сказать, что она вообще нелюдима, лишь замечают когда она идет к колонке за водой.

Поговорить с ней навряд ли получится, причем если такая возможность появится при случайной встрече. У нее больной вид, отрешенный взгляд… О девочке ее – Ольге – здесь никому не приходит на память что-либо сказать. А об истории с ее пропажей прознали только сейчас – по факту обнародования этого события и с нахождением самой девушки. В эти места она не захаживает.

От самой Ольги Романович непросто услышать о подробностях происходящего в ее жизни.

Сейчас она проживает в помещении общежития, ожидает решения вопроса в квартирной очереди, – с неохотой рассказывает девушка.

В прокуратуре есть материалы, из которых известно об обращении девушки с заявлением к Советской районной администрации о постановке ее на жилищный учет по категории лиц – «дети-сироты и дети, оставшиеся без опеки родителей». Ей было отказано в связи с совершеннолетним возрастом заявителя, а также по отсутствию регулярной десятилетней минской регистрации. Чтобы выяснить законность этого решения, Ольга подала заявление в прокуратуру, чтобы там разобрались.

Прояснилось, что администрацией не учитывались факты и ситуация, приведшие Ольгу к положению с отсутствием жилья. Также прокуратурой было установлено, что именно преступные действия иных (третьих) лиц привели к тому, что заявительница не смогла своевременно осуществить процедуры по реализации гарантированного законом права по улучшению жилищных условий. И ко всему, жилье по месту прописки Ольги в Цне, считается непригодным для проживания. Эксплуатация этого помещения находится в противоречии с соответствующими санитарными и техническими нормами.

По материалам