Почему в СССР джинсы стоили уйму денег

Для советских людей джинсы не были обыденной одеждой, как для нас. Джинсы являлись в те времена символом свободного и успешного человека, который причастен к такому понятию, как «западный мир». Купить брюки из плотной хлопчатобумажной материи было трудно, но молодые люди ради обретения вожделенных штанов шли на многие жертвы. Шли в ход манипуляции с родителями, долгое накапливание денег, контакты с людьми, связанными с криминалом.

Впервые джинсы в СССР появились в 50-х годах. Моду на необыкновенные брюки ввели заморские гости, которые прибыли в 1957 году на Международный фестиваль молодежи и студентов.

Но на тот момент массовое помешательство на джинсах еще не наступило. Лишь ограниченному количеству людей было что-то известно о данной вещи. Обладателем  заветных штанов из-за границы мог стать лишь артист, дипломат и спортсмен, а иногда моряк, пилот или стюардесса. Например, актер Владимир Ивашев, чья дебютная роль в ленте «Баллада о солдате» принесла ему мировую известность, в 1960 году побывал в Америке и приобрел там джинсы. Американские фотокорреспонденты даже сняли запечатлеть момент покупки на свои фотокамеры.

Времена менялись, и вот уже в джинсы стали предметом для щегольства представителей образованного сословия. Так, во время второй встречи Никиты Хрущева с творческой интеллигенцией случилась смешная история. Поэт Андрей Вознесенский явился на прием в джинсах. Генеральному секретарю это показалось самой настоящей идеологической диверсией, и он прочел Вознесенскому самую настоящую лекцию. Впрочем, документального подтверждения этому нет. Зато есть кинопленки и стенограммы, запечатлевшие  куда более занимательный и острый диалог Никиты Сергеевича и молодого поэта.

Интересным является тот факт, что часто на растущем интересе к новинке из Запада предпринимали попытки заработать вроде бы приличные с виду люди. Например, Леонид Тягачев, который в конце семидесятых был тренером сборной Советского Союза по горнолыжному спорту, попался на попытке нелегального ввоза на Родину аж двухсот пар джинсов. Контрабанда послужила заведению против Тягачева уголовного дела, но в конце концов все закончилось хорошо.

Моряки и пилоты поступали вели себя гораздо более аккуратно. Они носили под широкими штанами по несколько пар джинсов и в таком виде проходили мимо таможни. Однажды один летчик международного сообщения натянул на себя такое количество заморской одежды, что не смог пройти к рабочему креслу.

Безусловно, таким способом удовлетворить ажиотажный спрос на джинсы было тяжело. Поэтому на нелегальную сцену вышли профессионалы-контрабандисты, являвшиеся фарцовщиками и спекулянтами. Эти отважные бойцы нелегального фронта искушали советских людей различной заграничной одеждой.

Одним из самых выдающихся контрабандистов СССР узнал еще в 1961 году.Этим человеком был Ян Рокотов по кличке Косой. Вместе со своими друзьями — Владиславом Файбишенко по прозвищу Владик и Дмитрием Яковлевым, которого все знали как Дим Димыча — они создал крупную сеть скупки валюты и вещей у зарубежных граждан. При задержании у преступной троицы изъяли около полутора миллионов долларов наличкой. Если пересчитать это по современному курсу, то цифра достигает тринадцати миллионов американских долларов.

Несмотря на размах преступной деятельности, валютчики получили всего восемь лет тюремного срока. Они могли благополучно отбыть наказание и выйти на свободу даже раньше, но увы. В судьбу Косого, Вадика и Дим Димыча вмешалось одно обстоятельство, ставшее для них роковым.

В 1961 году Никита Хрущев прибыл с официальным визитом в Берлин. На встрече один из представителей немецкой делегации заявил, что такого страшного черного рынка, как в столице СССР, нет нигде на планете. Генсек понял, что только что в его лице пощечину получил социализм в целом и его страна в частности. По возвращении в столицу Никита Хрущев потребовал все дела по фарцовщичеству и валютчикам. Ему был нужно было громкое и показательное дело. Естественно, что Рокотов и его подельники идеально подходили на эту роль. Суд ужесточил наказание, и приговорил их к пятнадцати годам лишения свободы. Однако и это показалось Хрущеву слишком слабой мерой наказания. Поэтому советскими властями оперативно была  внесена поправка в уголовный кодекс. Теперь валютная контрабанда грозила преступникам расстрелом. Именно эта участь и постигла Рокотова, Файбишенко и Яковлева.

В девяностые годы отечественные журналисты сочинили одну характерную легенду. Дескать, Рокотова и Файбишенко расстреляли за торговлю джинсами, а в последнем слове они сказали: «И все-таки лучшая одежда — это джинсы!» Разумеется, такой миф не могли не подхватить в Америке. Власти США назвали в честь Яна Рокотова одну из нью-йоркских улиц, а банками была отчеканена памятная монета, а бизнесмены основали компанию по пошиву джинсов Rokotov&Fainberg.

Примечательно, что советский человек был готов платить за вожделенные брюки огромные деньги. На черном рынке джинсы продавали и покупали за сто, сто пятьдесят, а то и двести рублей. В то время это являлось средней зарплатой рабочего или служащего! Впрочем, такие жертвы вполне объяснимы. Покупка джинсов была своеобразной инвестицией. Одевая джинсы, молодой человек или девушка сразу вырастали в глазах сверстников. Обладатель джинсов приобретал особый статус. Говорят, советские девицы, завидев молодого человека в джинсах, тут же падали в обморок. Перед соблазнителем в таких штанах не могла устоять ни одна барышня. Так что затраты на покупку были вполне оправданы.

Однако, чтобы приобрести модную обновку нужно было приложить массу усилий. Джинсы должны были отвечать ряду критериев — при покупке советские модники устраивали настоящую проверку столь важному аксессуару. Мокрая спичка проводилась по ткани, и если та окрашивалась в синий цвет, то, значит, джинсы настоящие. Если нет, то они являлись контрафактом. Незадачливым покупателям казалось, что краска на спичке гарантирует образование потертостей, которые в то время были определенным шиком. Однако на импортных джинсах потертости возникали вовсе не из-за специфических красителей, тому была совершенно другая причина. В те времена по технологии производства подразумевалась покраска лишь внешних нитей. Внутренние оставались бесцветными. Оттого-то при длительной носке на джинсах и образовывались потертости.

Интересным является тот факт, что настоящие криминальные элементы все время пытались выдать советские  джинсы за зарубежные. Но советская продукция заведомо не могла пройти тестировку, проводимую покупателями. Тогда стандарты легкой промышленности не подразумевали использование некачественных красителей. Однако нелегальные дельцы быстро смекнули, в чем дело, и приноровились красить джинсовые штаны легко стираемой краской. Так в руках обманутых модников оказывались джинсы, которые можно было приобрести без лишних хлопот и раз в десять дешевле.

Так, в СССР производство модных штанов наладилось благодаря санкциям. Разумеется, американским. Незадолго до  Олимпиады в Москве 1980 года президент Америки Джимми Картер объявил о тотальном эмбарго против СССР. Но советскими властями вопрос импортозамещения решился в быстром порядке. В Твери, которая тогда называлась Калинином было налажено совместное итальяно-советское производство по пошиву джинсов. Линия была рассчитана на изготовление одного миллиона продукции ежегодно.

Но впрочем, далеко не все желали платить свою месячную зарплату за джинсы. А купить модные брюки по-прежнему очень хотелось. Поэтому советские люди покупали джинсы отечественного производства, а потом варили их. Вы спросите почему? Джинсы приобретали эффектные разводы и напоминали зарубежную продукцию. Процедура производилась таким образом: джинсы скручивались, а затем стягивались с помощью резинок и зажимов В теплую, но не кипящую воду заливалась белизна, туда погружались скрученные штаны в воду и кипятились не более двадцати минут. После процедуры варки оставалось только тщательно прополоскать штаны и все — можно было знакомиться с результатами своих трудов. Правда, во время варки приходилось быть в перчатках и открывать окна. Иначе токсичные испарения вызывали отравления и даже галлюцинации.

Занимательно, что этот незамысловатый способ обработки советских джинсов помог сколотить свое первое состояние известному предпринимателю и политику Михаилу Прохорову. Это было в далеком 1988 году.

Его друг по пионерскому лагерю предложил организовать услугу по термохимической обработке ткани, обычными словами «варить джинсу». Как вспоминает политик, они купили у знакомого человека кооператив «Регина», который был назван в честь его жены, взяли в аренду цех в прачечной, поставили переделанные из стиральных машин технические средства, добыли керамзит, марганцовку и отбеливатель, разместили рекламные объявления и послали агентов на ближайшие рынки. Уже через полгода они обрабатывали до пятисот  пар ежедневно, варили джинсы и получали приличные деньги.

Повальное увлечение джинсами среди молодежи доставляло немало хлопот старшему поколению. Некоторые родители даже писали в газеты заметки, в которых высмеивали подростковое увлечение зарубежной вещью. Перед вами типичная статья того времени.

Но к слову, культ иностранных модных брюк случился не только в СССР. Так, в США джинсы стали символом свободы, бунтарства и независимости — их массово носили вернувшиеся с войны военнослужащие, затем культ перекинулся на представителей актерской и музыкальной культуры. А американскими студентами с помощью джинсов выражалась солидарность с рабочим классом.

Но в наше время джинсы лишились ореола, который окутывал их на протяжении всего двадцатого века. Теперь они ничего не символизируют и позволяют людям выглядеть обыкновенно. Так утверждает Дэниэл Миллер, известный антрополог из Университетского колледжа Лондона. Судя по всему, на этом историю штанов из плотной хлопчатобумажной ткани можно считать законченной.

По материалам