Пять детей-маньяков, которые учиняли расправы над своими жертвами

О подростковой и детской немыслимой жестокости ходят легенды. Некоторые дети, будто бы наделены особым геном жестокости с рождения. В сегодняшней статье мы хотели бы поведать вам о некоторых детях-маньяках, которые прославились благодаря своим жестоким и зверским преступлениям.

Мэри Белл

Она родилась в 1957 году в английском индустриальном городке Ньюкасл-апон-Тайн. Ее мать 17-летняя проститутка Бэтти Белл родила дочь от некоего неизвестного мужчины. Сама девочка на протяжении длительного времени считала, что ее отцом был преступник Билли Белл, которого осудили за вооруженный грабеж. Девочка росла в одном из депрессивных и неблагополучных районов города. С ранних лет она славилась своими нападениями на сверстников, и тем, что исписывала все стены непристойными надписями.
Ее родная мать много раз пыталась ее убить. С 4-летнего возраста Бэтти заставляла Мэри заниматься сексом с мужчинами, и все это продолжалась до достижения девочки 11-летнего возраста.

В мае 1968 года Мэри Белл решила отвести 4-летнего мальчика в заброшенное здание и задушить. Первое преступление она совершила одна. Через какое-то время вместе с 13-летней подругой она устроила разгром в детском учреждении, и написала там: «Я убиваю и скоро вернусь». Полицейские не уделили этому событию должного внимания.
Прошло 2 месяца прежде, чем Мэри с подругой вновь вышли на дело. Второй жертвой малолетних убийств стал 3-летний мальчик, которого они задушили на пустыре. Через время Мэри вернулась к телу убитого мальчика, вырезала на трупе буквы М и Н, а потом отрезала ему клочок волос и порезала ножницами половой орган.
Убийца была поймана и получила пожизненное заключение. Мэри была размещена в приют для асоциальных детей. Несмотря на строгое наказание, ее выпустили, когда ей было 23 года. Она получила новое имя и полную анонимность. Через 4 года Мэри стала матерью, и ее дочь ничего не знала о страшных преступлениях матери, пока правда не открылась ей в 1998 году.

Аркадий Нейланд

Его преступная карьера началась, когда мальчику было всего 4 года — тогда он отнял у незнакомого мальчика фонарик. Место преступления хорошо врезалось в память будущего преступника и убийцы — пройдет 11 лет и на этом же месте он зарубит с помощью топора женщину и маленького ребенка.
Аркадий родился в Ленинграде в 1949 году. Родители мальчика были латышами. Отчим работал слесарем, а мама — санитаркой. Точим бил Аркадия, часто мальчик недоедал. Мальчишка много раз пытался сбежать из дома, а уже с 7-летнего возраста стоял на учете в милиции. Когда ему было 12, он был исключен из школы по причине неуспеваемости и воровства, после чего его домом стал интернат. Но и в казенном месте Аркадий не стал своим: ему мешали постоянные драки, совершенные кражи, кроме того он страдал энурезом. Отношения со сверстниками оставляли желать лучшего. Тогда Нейланд захотел убежать в Москву, но был возвращен обратно. До конца 1963 года он трудился в «Ленпищмаше», но это ничего не меняло в его образе жизни — там, где был Аркадий всегда были кражи и прогулы. Он попадался на приставаниях к девушкам, нападениях на прохожих и взломах квартир, но он ни разу не был осужден.

В январе 1964 года он снова попался на воровстве, но ему удалось сбежать из-под стражи. Тогда подростку захотелось отомстить и пойти на «страшное убийство». К тому же это бы помогло разрешить финансовые проблемы. Аркадий на тот момент мечтал поехать отдыхать в Сухуми и «начать там новую жизнь». 27 января, накануне своего 15-летия, он решил пойти на ужасное преступление. Местом осуществления преступного замысла было суждено стать дому № 3 по Сестрорецкой улице — это было то самое место, где в 4-летнем возрасте он впервые сошел с пути истинного.

Нейланд под видом работника почты проник в квартиру 37-летней домохозяйки Ларисы Купреевой. Аркадий убедился, что женщина и ребенок дома одни, после чего прикрыл входную дверь на замок и начал бить женщину топором. Чтобы никому из соседей не пришло в голову, что происходит в квартире Купреевой, он включил магнитофон на полную мощность. В общей сложности он нанес женщине 15 ударов топором прежде, чем она умерла. Ее маленького сына он убил «за компанию», чтоб не мешался.

После совершения преступления он обыскал помещение. Добыча Аркадия составила 57 рублей, облигации, фотоаппарат «Зоркий» и апельсины с яблоками, найденные в холодильнике. Но Аркадий не остановился на достигнутом. Он решил, что сможет заработать еще денег, если сфотографирует убитую женщину в непристойных позах, а позже продаст фотографии.

Нейланд был задержан в Сухуми уже через несколько дней. Во время допросов он чувствовал внимание к себе, и чувствовалось, насколько ему льстит это. Своей активной помощью следствию Нейланд пытался добиться того, чтоб его простили, как глупого ошибшегося малолетку. Но не тут-то было — Президиум Верховного Совета СССР допустил применение высшей меры к несовершеннолетним. Это решение было продиктовано исключительной жестокостью совершенного преступления, а также желанием сдержать растущую в те годы подростковую преступность. Представители интеллигенции негодовали по поводу такого решения, а за границей «Дело Нейланда» стали приводить в качестве примера пренебрежения законом при социалистической власти. Хотя в Америке запретили казнить детей младше 15-летнего возраста лишь в 1988 году.